ПОЭТ ДНЯ. Федерико Гарсиа Лорка (5 июня 1898 — 19 августа 1936)


Федерико Гарсиа Лорка (Federico del Sagrado Corazón de Jesús García Lorca) — испанский поэт и драматург, музыкант и художник-график. Апологет живого слова и великий просветитель, создавший народный театр, который колесил по всей стране в течение нескольких лет.

Цитаты

Воображение — синоним способности к открытиям.

Хочешь цвести весной — стань землей. Я был землей. Я ветер.

Все мы идём по двум ложным дорогам: одна ведёт к романтизму, другая — к высохшим змеиным шкуркам и пустым стрекозам.

Я люблю человеческий голос. Одинокий человеческий голос, измученный любовью и вознесённый над гибельной землёю. Голос должен высвободиться из гармонии мира и хора природы ради своей одинокой ноты.

<…> даже если вечно будут мучить меня любовь, люди, устройство мира, я ни за что не откажусь от моего закона — радости.

О поэзии

Истинная поэзия — это любовь, мужество и жертва.

Никогда и ничего не объясняй и не стыдись равного трепета перед бабочкой и бегемотом.

Настоящее стихотворение должно быть незримым.

Не лишай стихи тумана — иной раз он убережёт от сухости, став дождём.

Строение и звучание слова так же таинственны, как его смысл и значение.

Учти и помни, что лягушка строго критикует бредовый полёт ласточки.

В неприкаянной смуте предвечерья, когда люди вздыхают, а у деревьев голова раскалывается от птиц, выключи сердце и примерься к широким вёслам заката.

Если море тебя печалит, ты безнадёжен.

Истинная поэзия — это любовь, мужество и жертва.

Самая печальная радость — быть поэтом. Всё остальное не в счёт. Даже смерть.

Что такое поэзия? А вот что: союз двух слов, о которых никто не подозревал, что они могут соединиться и что, соединившись, они будут выражать новую тайну всякий раз, когда их произнесут.

Пять стихотворений

Прелюдия

И тополя уходят —
но след их озёрный светел.

И тополя уходят —
но нам оставляют ветер.

И ветер умолкнет ночью,
обряженный чёрным крепом.

Но ветер оставит эхо,
плывущее вниз по рекам.

А мир светляков нахлынет —
и прошлое в нём потонет.

И крохотное сердечко
раскроется на ладони.

Перевод Анатолия Гелескула


Три рассказа про ветер

I

Был красным ветер вдалеке,
зарёй зажжённый.
Потом струился по реке —
зелёный.
Потом он был и синь и жёлт...
А после —
тугою радугой взошёл
над полем.

II

Запружен ветер,
как ручей.
Объяты дрожью
и водоросли тополей,
и сердце — тоже.
Неслышно солнце
за зенит
склонилось в небе...
Пять пополудни.
Ветер спит.
И птицы немы.

III

Как локон,
вьётся бриз,
как плющ,
как стружка —
завитками.
Проклёвывается,
как ключ
в лесу под камнем.
Бальзамом белым напоит
ущелье он до края
и будет биться
о гранит,
изнемогая.

Перевод Сергея Гончаренко



Графика Федерико Гарсиа Лорки


А потом...
из «Поэмы о цыганской сигирийе»

Прорытые временем
лабиринты —
исчезли.

Пустыня —
осталась.

Немолчное сердце —
источник желаний —
иссякло.

Пустыня —
осталась.

Закатное марево
и поцелуи —
пропали.

Пустыня —
осталась.

Умолкло, заглохло,
остыло, иссякло,
исчезло.
Пустыня —
осталась.

Перевод Марины Цветаевой


Первая страница

Есть горы — под небосводом
они завидуют водам,
и как отраженье неба
придумали звёзды снега.
И есть иные горы,
но та же у них тоска,
и горы в тоске по крыльям
придумали облака.

Перевод Анатолия Гелескула



«Моряк» с надписью: «Только тайной мы живы, только тайной…»


Газелла о тёмной смерти

Хочу уснуть я сном осенних яблок
и ускользнуть от сутолоки кладбищ.
Хочу уснуть я сном того ребёнка,
что всё мечтал забросить сердце в море.

Не говори, что кровь жива и в мёртвых,
что просят пить истлевшие их губы.
Не повторяй, как больно быть травою,
какой змеиный рот у новолунья.

Пускай усну нежданно,
усну на миг, на время, на столетья,
но чтобы знали все, что я не умер,
что золотые ясли — эти губы,
что я товарищ западного ветра,
что я большая тень моей слезинки.

Вы на заре лицо моё закройте,
чтоб муравьи мне глаз не застилали.
Сырой водой смочите мне подошвы,
чтоб соскользнуло жало скорпиона.

Ибо хочу уснуть я — но сном осенних яблок —
и научиться плачу, который землю смоет.
Ибо хочу остаться я в том ребёнке смутном,
который вырвать сердце хотел в открытом море.

Перевод Анатолия Гелескула

1936


И напоследок — композиция сибирской группы «Принтинпрам», которую на репетициях всегда называли «Лорка».

Слова: Федерико Гарсиа Лорка
Перевод: Марк Самаев
Музыка: Группа «Принтинпрам»


Comments 0